Category: здоровье

Category was added automatically. Read all entries about "здоровье".

Внезапно все как всегда

А за последние 6 лет так ничего и не изменилось. Все так же на расстоянии, все так же холодно, все так же не пускаю, все так же отгораживаюсь. И нет бы пользоваться этим, нет бы просто не думать о тех, кто стучится, оставить их по ту сторону двери и забыть, но как всегда не получается. Не хватает какой-то жесткости к людям, какого-то пренебрежения ими и взять неоткуда. И каждый раз больно, и каждый раз обидно, и каждый раз только ты. И уже давно знаешь, что будет. Роли расписаны и сыграть по-другому уже давно не удается. И нет удивления, но есть какая-то молчаливая обреченность и ожидание скорого конца, который неизбежно наступает.  Может именно потому, что ты сам его и призвал. И пусть мимолетно, но все равно жаль и все равно не плевать.

Вопросы и мысли, рожденные больным разумом

За выходные возникли разные вопросы. Вот на обсуждение закину:
1) Как бы вы себя чувствовали, если бы знали/узнали, что ваш друг/товарищъ спал много лет с вашей женой/будущей женой до вас?!(симметричный вопрос женщинам)

2) За что платят проституткам или что более важно: внешность илт качество и спектр услуг? Ну, другими словами, лучше заплатить за секс с красивым бревном с минимальным набором услуг или за секс с нетакой уж и красавицей, но активной и с широким спектрлм услуг?

И еще не совсем вопрос: люди, почему-то всегда ошибаются на мой счет. Делают совсем не верную оценку меня по моей внешности. Я все таки думал, что одеждой не так просто создать о себе ложное впечатление, ан нет.

Про козявки

Рекомендую забанить в ленте тег "паста", что бы не видеть те посты, которые я буду складывать сюда на хранение.

Всем известно, что женщина умеет достать, не раздеваясь. Притом, это умение в них заложено генетически, с рождения. Любой мальчик, ещё с детского сада, знает, что девочки – это существа с другой планеты. Вот сидишь ты в дальнем углу песочницы, и у тебя там танковое сражение. Наши наступают, фашисты взрываются, дел невпроворот. И тут хоп – за твоей спиной появляется девочка! Девочка лет четырёх, с куклой подмышкой. Она минуты две молча и неодобрительно смотрит на тебя, а потом спрашивает: А что это ты делаешь?
Ты ей, конечно, не отвечаешь. Потому что вопрос глупый. Ты слепая что ли? Ты сама не видишь, что тут танковое сражение и фашисты взрываются?
А она видит. Только не то, что видишь ты. Она видит мальчика, который перекопал всю песочницу, у которого песок и в носу, и в ушах, и даже на голове. В одной руке у него пластмассовый танк без гусениц, в другой – оловянный солдатик с оторванной ногой, которого он с криком «Дыдыщ!» - подкидывает вверх, и чему-то бурно радуется. Ну не дурак? И сейчас девочка объяснит тебе, что ты идиот. И игры у тебя дурацкие. И вообще ты весь грязный и в песке, и я щас пойду нажалуюсь воспитательнице, и она тебя в угол поставит.
Ты терпишь до последнего, в надежде, что это существо с косичками сейчас уйдёт и оставит тебя в покое. Но существо с косичками никогда не оставит за тобой последнее слово. Никогда. И она точно знает как привлечь к себе твоё внимание. И вот уже маленькая ножка в коричневом сандалике наступает на твои баррикады и окопы.
И всё. И автоматически рука поднимается сама, и маленькой ведьме прилетает в лоб пластмассовой лопаткой. Ведьма громогласно ревёт, на рёв прибегает воспитательница, читает тебе лекцию о том, что девочек обижать нельзя, и ты теперь должен попросить у Светы прощения.
Ты смотришь на коварную Свету, на то, с каким победным видом она стоит возле воспитательницы, силясь выжать из себя ещё пару слезинок, и всем своим мужским нутром чувствуешь: это бабский заговор!!!!! Почему ты должен извиняться за то, что эта гадкая Света сама первая начала? Почему тебя никто не хочет слушать? Почему все твои попытки рассказать о том, что Света наступила на твои окопы – никто не слушает? Ты обидел девочку, и неважно как и почему. Ты виноват и давай-ка извиняйся, дружок. Хочешь ты этого, или нет. Иначе сейчас ты пойдёшь стоять в угол, а вечером твоей маме на тебя нажалуются, и мама, твой самый родной человек – тоже скажет: Коля, как ты мог ударить девочку лопаткой?? Немедленно и при мне извинись перед Светой!
Вот так, в четыре года отроду, мальчик становится мужчиной. Мужчиной, который на своей шкуре понял, что с бабами связываться – себе дороже. Лучше промолчать. Или терпеливо отвечать на все тупые бабские вопросы. И упаси бог замахнуться на неё лопаткой! Женщины обладают волшебным даром материализовать прям из воздуха ещё пару-тройку каких-то баб, которые сисясто над тобой нависнут, и будут взывать к твоей совести и принуждать извиняться ни за что вообще.
В садике – это воспитательница и твоя собственная мама. В школе – это её подружки и учительница. А лет в двадцать пять – вообще всё сразу: и твоя мама, и её мама, и их подружки, и даже жёны твоих собственных друзей! Все они обступят тебя как вурдалаки Хому Брута – и будут выть, орать, и пугать тебя Вием.
А ты всего-то играл в танчики! Ты пришёл с работы, уставший как дядя Том и такой же голодный, а жрать дома нечего! Потому что жена твоя на диете. Значит, в этом доме месяц не будет жрать никто, даже кот. И попробуй хоть слово сказать на эту тему! Жена зарыдает в голос, скажет что ты скотина и свинья – ведь на диету она села только ради тебя! А ты, вместо того, чтобы оценить её жертвы- ещё и оскорбляешь её, прося кусок мяса?!
Не, ты можешь сколь угодно долго пытаться её переорать, и кричать о том, что она тебе и так очень нравится, и не надо ей никаких диет, и вообще она очень красивая и худая, но всё тщетно. Тебя никто не слышит. Она рыдает в телефонную трубку, жалуясь на тебя своей маме и десятку подружек. И все они очень ей сочувствуют и говорят: А мы тебя предупреждали, что он козёл и мудак! Ты ж не слушала.
А может, ты и вовсе никогда не увлекался танчиками. Может, ты с детства любил козявки в микроскоп разглядывать, и делаешь это до сих пор. Может, у тебя вообще уже три учёных степени по микробиологии, но кого это волнует? Ты не заметил, что у неё новая причёска, и модное окрашивание Омбре? Что ж ты за скотина-то такая бессердечная?! Ты вообще замечаешь хоть что-то, кроме своих козявок в микроскопе?! Почему у всех баб мужики как мужики: на рыбалку ходят, в танчики играют как люди – один ты как урод, со своими козявками!


Прекрасный стих

Френсису несколько лет за двадцать,
он симпатичен и вечно пьян.
Любит с иголочки одеваться,
жаждет уехать за океан.
Френсис не знает ни в чем границы:
девочки, покер и алкоголь…
Френсис оказывается в больнице: недомоганье, одышка, боль.
Доктор оценивает цвет кожи, меряет пульс на запястье руки, слушает легкие, сердце тоже, смотрит на ногти и на белки. Доктор вздыхает: «Какая жалость!». Френсису ясно, он не дурак, в общем, недолго ему осталось – там то ли сифилис, то ли рак.
Месяца три, может, пять – не боле. Если на море – возможно, шесть. Скоро придется ему от боли что-нибудь вкалывать или есть. Френсис кивает, берет бумажку с мелко расписанною бедой. Доктор за дверью вздыхает тяжко – жаль пациента, такой молодой!
Вот и начало житейской драме. Лишь заплатив за визит врачу, Френсис с улыбкой приходит к маме: «Мама, я мир увидать хочу. Лоск городской надоел мне слишком, мне бы в Камбоджу, Вьетнам, Непал… Мам, ты же помнишь, еще мальчишкой о путешествиях я мечтал».
Мама седая, вздохнув украдкой, смотрит на Френсиса сквозь лорнет: «Милый, конечно же, все в порядке, ну, поезжай, почему бы нет! Я ежедневно молиться буду, Френсис, сынок ненаглядный мой, не забывай мне писать оттуда, и возвращайся скорей домой».
Дав обещание старой маме письма писать много-много лет, Френсис берет саквояж с вещами и на корабль берет билет. Матушка пусть не узнает горя, думает Френсис, на борт взойдя.
Время уходит. Корабль в море, над головой пелена дождя.
За океаном – навеки лето. Чтоб избежать суеты мирской, Френсис себе дом снимает где-то, где шум прибоя и бриз морской. Вот, вытирая виски от влаги, сев на веранде за стол-бюро, он достает чистый лист бумаги, также чернильницу и перо. Приступы боли скрутили снова. Ночью, видать, не заснет совсем. «Матушка, здравствуй. Жива? Здорова? Я как обычно – доволен всем».
Ночью от боли и впрямь не спится. Френсис, накинув халат, встает, снова пьет воду – и пишет письма, пишет на множество лет вперед. Про путешествия, горы, страны, встречи, разлуки и города, вкус молока, аромат шафрана… Просто и весело. Как всегда.
Матушка, письма читая, плачет, слезы по белым текут листам: «Френсис, родной, мой любимый мальчик, как хорошо, что ты счастлив там». Он от инъекций давно зависим, адская боль – покидать постель. Но ежедневно – по десять писем, десять историй на пять недель. Почерк неровный – от боли жуткой: «Мама, прости, нас трясет в пути!». Письма заканчивать нужно шуткой; «я здесь женился опять почти»!
На берегу океана волны ловят с текущий с небес муссон. Френсису больше не будет больно, Френсис глядит свой последний сон, в саван укутан, обряжен в робу… Пахнет сандал за его спиной. Местный священник читает гробу тихо напутствие в мир иной.
Смуглый слуга-азиат по средам, также по пятницам в два часа носит на почту конверты с бредом, сотни рассказов от мертвеца. А через год – никуда не деться, старость не радость, как говорят, мать умерла – прихватило сердце.
Годы идут. Много лет подряд письма плывут из-за океана, словно надежда еще жива.
В сумке несет почтальон исправно
от никого никому слова.