Category: литература

Category was added automatically. Read all entries about "литература".

Дыбр, книги, цитаты, феминизм, тян, меркантильность

Час ночи. Я за компом. В халате. На столе стакан с 10-и летним Талискером вдохновляет меня на написание поста. Вчера закончил разработку большой задачи, которая высосала из меня немало сил и был весь день как амеба, но мой домашний комп как всегда спас меня от желания спать.
Из дыбра у меня ничего нового: работа, работа, работа, работа. Как-то так. Периодически куда-то выбираюсь. В одном вопросе идут ощитимые сдвиги, но о нем я расскажу только тогда, когда все реально завертится.

Про книги. Долго время опять не читалось. 7 книг начаты и никак не могу их продолжить. Решил сменить жанр. Наткнулся случайно на крутую цитату в нете. Погуглил и вышел на Марио Пьюзо и его "Дураки умирают". Вообще я многие книги выбираю по цитатам. Если цитаты норм, то и книга, скорее всего, будет неплохой. В этот раз меня этот принцип не подвел. Книга оказалась хороша. На твердую четверку, как мне кажется. Отлично прописанные герои, которым сопереживаешь. Некоторые второстепенные герои вызывали у меня куда больше эмоций, чем ГГ. Хотя после фентези с их героическими мотивами и борьбой вселенского масштаба необычно читать про обычных людей и их жизнь. Книгу рекомендую к прочтению, но не скажу, что она относится к разряду must read. Хорошее чтиво, но на один раз.

[Тут цитаты из нее. И тут будет всякий феминизи, шовинизм. В общем все то, что я люблю.]
В молодости некоторые женщины говорили, что любят меня за мои длинные ресницы. Я не спорил. Потом место ресниц заняло остроумие. Влиятельность и деньги. Талант. Наконец, мудрость. Ладно, я согласен на все. Пугает меня только одна женщина, которая любит меня таким, какой я есть. Но я знаю, что мне с ней делать. Я заготовил яды, кинжалы и сундуки в темных пещерах, чтобы спрятать в одном из них ее голову. Нельзя оставлять ее в живых. Прежде всего потому, что она верна мне, никогда не лжет и всегда ставит меня впереди всего остального. - эта жирным, потому что очень мне понравилась.

В данный момент он находился в одной с ними категории. Заядлых игроков. То есть тех, кто играл ради игры и должен был проиграть. Как герой, идущий на войну, должен умереть. Покажи мне заядлого игрока, и я покажу тебе проигравшегося, покажи мне героя, и я покажу тебе труп


В женщинах я видел святилище, пусть и для индивидуального пользования, само существование которого позволяло вынести все что угодно. Как я или любой другой мужчина мог выдержать тяготы повседневной жизни без такого вот святилища? Я приходил домой, ненавидя день, который пришлось положить на безразличную мне работу, волнуясь из-за денег, потеряв последнюю надежду на то, что я стану знаменитым писателем. Но душевная боль исчезала, потому что я ужинал с семьей, рассказывал на ночь сказки детям, а потом занимался любовью с верящей в меня женой. Происходило чудо. Не только для меня и Валери, но и для бесчисленных миллионов мужчин и их жен и детей. На протяжении тысяч лет. Что еще могло удержать человечество от самоуничтожения? Только любовь и, возможно, чуть-чуть ненависти.


Эти ребята прекрасно понимали, что женщина — враг, но враг, без которого мужчины не могли существовать. И их возмущало, что они должны платить этому врагу дань — деньгами, временем, привязанностью. Они не могли обойтись без женщин. И они тратили тысячи долларов на авиабилеты и везли женщин из Вегаса в Лондон только для того, чтобы они были рядом. Об этих деньгах они не жалели. В конце концов, девушке пришлось собирать вещи, лететь через океан. Она эти деньги зарабатывала. От нее требовалось лишь одно: быть рядом в тот момент, когда мужчине захотелось перепихнуться. До ленча, после обеда, неважно, где и как, без всякой преамбулы или ухаживаний. И никаких жалоб. Прежде всего — никаких жалоб. Вот член. Обслужи. Никаких вопросов о любви. Никаких «давай сначала поедим». Никаких достопримечательностей, которые хочется осмотреть. Никаких потом, чуть позже, вечером, на следующей неделе, после Рождества. Немедленно. Тут же, на месте и по высшему разряду. - эта тоже норм(пусть у феминисточек пригорит малек)

Измениться или умереть, как-то раз вырвалось у него. В этом смысл жизни. Он просто не смог измениться. Так что вина за случившееся лежала на нем.

Ты должен оставить все свои дешевые штучки, особенно с девицами. Что из того, что они хотят получать подарки? Снимают с тебя сотню баксов, а то и тысячу? Они эти деньги отрабатывают. И ты не остаешься у них в долгу. Нельзя быть в долгу у женщины. Ни в чем и никогда. С ними всегда необходимо расплачиваться. Если, конечно, ты не сутенер и не говнюк. - тоже хорошая цитата.

У каждого находится предлог для того, чтобы поступиться своей добродетелью. И ломают тебя, только когда ты сам готов сломаться.

В большинстве на фабрике работали черные. «Какого черта они не грабят людей, как им и положено? — подумал я. — А если они получили образование, почему не крадут, как я, не причиняя никому физического вреда?» - расизма цитата, лол

«В любой момент времени ни один мужчина не имеет права ревновать больше чем одну женщину… если только он не пуэрториканец». - шикардос!

— Феминистки утверждают, что мы доминируем и управляем их жизнями. Конечно, это глупость. Как и утверждение, что женщины сексуально более чистоплотны, чем мужчины. Женщины трахались бы с кем угодно, где угодно и когда угодно, если б не боялись огласки. Феминистки бухтят о том, что большинство властных постов занимают мужчины. Только это не мужчины. Они даже не люди. Эти посты и хотят занять женщины. Они не понимают, что для этого надо пройти по трупам. — Вы один из этих мужчин, — вставил я. Озано кивнул. — Да. И отсюда следует, что я прошел по трупам. Женщины получат то, что уже есть у мужчин. А именно дерьмо, язву и инфаркты. Плюс говняную работу, которую мужчины терпеть не могут. Я обеими руками за равенство. Тогда я смогу идти по трупам этих шлюх. Слушай, я плачу алименты четырем здоровым телкам, которые вполне могут сами зарабатывать на жизнь. И все из-за отсутствия равенства. - мимими

Послушай, если человек влюблен, вся его жизнь вертится вокруг другого человека. Если этого нет, значит, речь идет не о любви. О чем-то еще. Возможно, о чем-то лучшем, более практичном. В любви по определению заложены несправедливость, нестабильность, паранойя. И мужчины здесь хуже женщин. Женщина может трахаться сотню раз, а потом один раз отказаться, и мужчина затаивает на нее зло. Но, с другой стороны, если она не хочет трахаться, когда у тебя возникает такое желание, это первый шаг вниз с вершины любви. Послушай, тут никаких отговорок быть не должно. Никаких головных болей. Ничего. Как только телка начинает отказывать тебе в постели, все кончено. Начинай искать замену. Не воспринимай отговорки всерьез.
- отличный совет

Нынче из большинства женщин дерьмо так и прет. Может, это не их вина. Слушай, если какая-нибудь телка отказывается трахаться с тобой два дня подряд, гони ее вон. Если только ее не увезут в больницу на машине «Скорой помощи». Даже если у нее на манде сорок швов. Мне без разницы, нравится ей это или нет. Иногда мне это тоже не нравится, но я все делаю как надо, у меня все должно стоять. Это твоя работа: если ты кого-то любишь, то обязан оттрахать ее по полной программе.


— Вы, женщины, хотите равенства, но даже не понимаете механизма власти. Ваша козырная карта — манда, и вы трясете ею перед вашими оппонентами. Предлагаете ее. Если б не половой орган, вас бы вообще никто не слушал. Мужчины могут жить без любви, но не без секса. Женщинам необходима любовь, а без секса они могут и обойтись. — Окружающие его женщины дружно запротестовали, но Озано стоял на своем: — Женщины жалуются насчет замужества, тогда как это самая лучшая сделка, которую им удается заключить в своей жизни. Замужество — что государственные облигации, которые мы покупаем за их надежность. Существует инфляция, существует девальвация. Для мужчин ценность женщин только уменьшается. Знаете почему? Потому что с годами женщины падают в цене. А мы повязаны с ними, как со старым автомобилем. Возраст бьет по женщинам куда сильнее, чем по мужчинам. Можете вы представить себе пятидесятилетнюю телку, которая затаскивает двадцатилетнего парня в свою постель? И очень мало женщин располагают финансовыми возможностями покупать юность, как это делают мужчины. — У меня двадцатилетний любовник! — запальчиво воскликнула симпатичная женщина лет сорока. Озано усмехнулся. — Я вас поздравляю. Но давайте подождем, пока вам стукнет пятьдесят. Молодые конкурентки уже сейчас дают всем, так что вам придется искать любовников в начальной школе и соблазнять их обещанием купить десятискоростной велосипед. И вы думаете, что ваши молодые любовники влюбляются в вас точно так же, как молодые девушки влюбляются в мужчин? Фрейдистский комплекс отца работает на нас, а отнюдь не на вас. Должен повторить, что мужчина в сорок выглядит более привлекательно, чем в двадцать. Это заложено на биологическом уровне. — Чушь, — возразила симпатичная сорокалетняя женщина. — Молодые девушки дурят вас, а вы им верите. Привлекательности у вас не прибавляется, зато появляется власть. И законы на вашей стороне. Когда мы придем во власть, мы изменим эти законы. — Вы примете законы, заставляющие мужчин делать операции, чтобы с возрастом они становились уродливее. Во имя справедливости и равноправия. Вы, возможно, будете резать нам яйца. Исключительно по закону. Но это ничего не изменит. Знаете самые худшие поэтические строки? Браунинг: «Старей со мной! И лучшего дождись…»
- весь сок!

— Озано, вы покорили огромное количество женщин. В чем секрет вашего успеха? — спросила одна из женщин. Все рассмеялись, в том числе и Озано. Этим он еще больше восхитил меня: мужчина, пять раз женившийся, который мог позволить себе смеяться. — Прежде чем я подпускаю их к себе, я говорю, что все должно быть на сто процентов так, как считаю я, и не иначе. Они понимают мою позицию и принимают ее. Я всегда говорю им, что они могут катиться на все четыре стороны, если что-то перестанет их устраивать. Не надо споров, объяснений, не надо переговоров, просто встала и ушла. Я этого не могу понять. Они говорят «да» и переезжают ко мне, а потом тут же начинают нарушать правила. Они пытаются добиться, чтобы на десять процентов все было, как хотят они. А если не получают своего, затевают ссору. — До чего замечательное предложение! — воскликнула другая женщина. — И что они получают взамен? Озано огляделся, а потом ответил без тени улыбки: — Их трахают. Женщины обиделись. - женщины обидчивы

Он указывал, что автоматическая коробка передач позволила сесть за руль миллионам женщин, которые не могли справиться с переключением скоростей. - где-то уже слышал это

Ушел же от нее Озано, по его словам, после того, как она начала говорить, что Скотт Фицджеральд украл все лучшие идеи у своей жены Зелды. Что она стала бы величайшей писательницей, если бы муж не ободрал ее как липку. Озано схватил ее за волосы и ткнул носом в «Великого Гэтсби»: «Прочитай это, тупоумная сука. Прочитай десять предложений, а потом возьми книгу его жены. После этого приходи, и поговорим еще раз». Она прочитала и первое, и второе, опять явилась к Озано и повторила все слово в слово. Он разбил ей нос, поставил по фонарю под каждым глазом и ушел навсегда.
- с этой цитаты орал на весь траллейбус

нет ни одной трахающейся телки, которая может отказать себе в удовольствии лечь в постель с карликом. - тяночки, прокомментируйте, плз

Если мужчина, который мне нравится, угощает меня роскошным обедом и прилагает все силы, чтобы понравиться мне еще больше, я ложусь с ним в постель, пусть и люблю кого-то еще. Почему это считается ужасным? Мужчины постоянно это проделывают. Им можно. Но мужчина, которого я любила больше всех на свете, когда я ему об этом рассказала, подумал, что я дешевая шлюха. Он не мог понять, что все это ничего не значащая ерунда. Что мне просто захотелось потрахаться. Для любого мужчины это обычное дело. - немношка равнаправия!


Хотел написать про меркантильность телочек - эта тема стала актуальна последние дни, но решил, что все и так знают, что тянам нельзя ничего покупать и вообще они должны быть уже рады тому, что мужчина разрешает им его ублажить. А то, видишь ли, хотят они чего-то! Совсем берега попутали! Вот приду к власти - я в этой сфере быстро порядок наведу!

Я зануда и хз, что с этим делать

Она заметила его сразу
С ним еще было четверо пацанов
Они пили из стаканов что-то красное
По цвету похожее на кровь
Привет, как дела, где живешь и так далее
Ночная прогулка, свидание
На следующий день около Маяковской,
Она оделась не броско,
Дорого и так сказать стильно,
А он, хоть и выкурил всего папиросу,
Накурился очень и очень сильно
И вместо того, чтобы вести её в кабак,
Домой или хотя бы в гостиницу
Знаете чё? Стал ей рассказывать как
Она по ночам ему снится!
Что Монтень предпочтительнее Ницше,
Что за прохожими наблюдают с крыши
Белый архангел, а с ним
Один подозрительный гражданин...
Ну и придурок - думала девка,
Выставляя своё колено,
Лучше б ты меня выебал как следует,
В туалете макдака на Рубинштейна
Раком, держа рукою за шею,
А тот, что-то подробно втирает
О книге Луи Фердинанда Селина
И прочую чушь, а лучше бы сзади...
Пацаны, не накуривайтесь очень сильно
Перед встречей с красивою блядью!


Вот это вот. Люблю этот стих, потому что он отражает мои бывшие свидания с девушками на 99%, исключая накурку. Мда, занудство из себя даже каленым жедезом не выжечь:-(

Стучит или просто честный человек?

Как-то я прочитал очень интересную историю:

Микко, 10 лет, финн,

настучал на одноклассников

Его вчетвером избили одноклассники. Как мы поняли - избили не очень сильно, сбили с ног и настукали рюкзаками. Причиной было то, что Микко наткнулся на двоих из них, курящих за школой в саду. Ему тоже предложили курить, он отказался и тут же сообщил об этом учительнице. Она наказала маленьких курильщиков, отобрав у них сигареты и заставив мыть полы в классе (что нас само по себе поразило в этой истории). Микко она не назвала, но догадаться о том, кто рассказал про них, было легко.
Он был в полном расстройстве и не столько даже переживал побои, сколько недоумевал - разве о таких вещах не надо докладывать учительнице?!Пришлось объяснить ему, что у русских детей не принято так делать, напротив - принято молчать о таких вещах, даже если напрямую спросят взрослые. Мы были злы и на себя - мы не объяснили этого сыну. Я предложила мужу рассказать учительнице или поговорить с родителями тех, кто участвовал в нападении на Микко, однако, обсудив этот вопрос, мы отказались от таких действий. Между тем наш сын не находил себе места. "Но тогда получается, что теперь меня будут презирать?!" - спросил он. Он был в ужасе.Он был похож на человека, попавшего к инопланетянам и обнаружившего, что ничего не знает об их законах.А мы ничего не могли ему посоветовать, потому что ничто из предыдущего опыта нам не подсказывало, как тут быть. Меня лично злилаздеськакая-торусскаядвойная мораль - разве можно учить детей говорить правду и тут же приучать, что говорить правду нельзя?! Но в то же время мучили меня и какие-то сомнения - что-то мне подсказывало: не всё так просто, хотясформулировать это я не могла. Муж между тем думал - лицо у него было угрюмое. Вдруг он взял Микко за локти, поставил перед собой и сказал ему, сделав мне жест, чтобы я не вмешивалась: "Завтра просто скажи тем ребятам, что ты не хотел доносить, ты не знал, что нельзя и ты просишь прощенья. Они станут над тобой смеяться. И тогда ты ударишь того, кто засмеётся первым." "Но папа, они меняпо-настоящемуизобьют!" - захныкал Микко. "Я знаю.Ты будешь отбиваться и тебя изобьют, потому что их много. Но ты сильный, и ты тоже успеешь ударить не раз. А потом, на следующий день, ты снова повторишь то же самое и, если кто-то засмеётся, ты снова его ударишь." "Но папаааа!" - Микко почти взвыл, однако отец его оборвал: "Ты сделаешь так, как я сказал, понял?!" И сын кивнул, хотя на глазах у него были слёзы. Отец ещё добавил: "Я узнаю специально, был разговор или нет."
На следующий день Микко побили. Довольно сильно. Я не находила себе места. Муж тоже мучился, я это видела.Но к нашему изумлению и радости Микко, через день драки не было. Он прибежал домой очень весёлый и взахлёб рассказал, что он сделал так, как велел отец, и никто не стал смеяться, только кто-то буркнул: "Да хватит, слышали уже все..." Самое странное на мой взгляд, что с этого момента класс принял нашего сына совершенно за своего, и никто не напоминал ему о том конфликте.




Вот тут есть еще такие истории.

В ней меня заинтересовала мысль жены: "Меня лично злилаздеськакая-торусскаядвойная мораль - разве можно учить детей говорить правду и тут же приучать, что говорить правду нельзя?" и я не сразу нашелся, что бы ответить на нее, но очень быстро вспомнил замечательную трилогию Юрия Германа о докторе Владимире Устименко ("Дело, которому ты служишь", "Дорогой мой человек", "Я отвечаю за все") и в первой книге был как раз момент, который очень четко отвечает на ее незаданный вопрос. Там дети прыгали из окна и завуч вызвала тетю Владимира Аглаю для беседы и у них произошел такой диалог:

— Прыжки в окно — это шалость, — заговорила она, стараясь не нервничать. — Скверная, гадкая, но шалость. А вот что касается до беседы по поводу зачинщика этой шалости... Видите ли, Аглая Петровна, ваш племянник в весьма категорической и даже грубой форме отказался назвать зачинщика.
— Что в грубой — плохо, а что он не доносчик — хорошо, — глядя прямо в глаза завучу, сказала Аглая Петровна. — На человека, который в школе ябедничает, по-моему, в бою положиться немыслимо.
— Вот как?
— Да, вот как! — жестко произнесла тетка Аглая. — Впрочем, на этот счет существуют разные мнения. И это чрезвычайно жалко.
Она поднялась, плотная, розовощекая, с насмешливым взглядом черных узких глаз.
— Значит, откровенная беседа с учителем... — начала было Татьяна Ефимовна, но тетка Аглая прервала ее.
— Откровенная — это одно, а донос — другое. Донос, ябеда, наушничество всегда отвратительны. Вам следует добиваться того, чтобы ваши школьники резали в глаза друг другу правду, а не сообщали бы вот тут, в вашем кабинете, некие сведения только вам... До свидания!

Я думаю, что тут не нужны дополнительные комментарии. Это как с улыбками: мы редко улыбаемся и иностранцы считают нас грубыми из-за этого, но это потому, что мы по натуре своей не любим выражать чувства, которые не испытываем. Если нам радостно - мы улыбаемся. Если нет, то нет. Вот и тут. подобная ситуация.

Подведу итог вот чем: если ты учишься на врача, или может ты уже врач, то прочти эти 3 книги. Они замечательны и так же, как я советую всем тем, кто будет работать с детьми, читать Антона Семеновича Макаренко и его "Педагогическую поэму", так и всем врачам я советую читать эту книгу, потому что образ врача в ней можно смело брать за образ, к которому стоит стремиться в жизни.
Я кончил ;-)

Posted via LeechCraft Blogique.

Прекрасный стих

Френсису несколько лет за двадцать,
он симпатичен и вечно пьян.
Любит с иголочки одеваться,
жаждет уехать за океан.
Френсис не знает ни в чем границы:
девочки, покер и алкоголь…
Френсис оказывается в больнице: недомоганье, одышка, боль.
Доктор оценивает цвет кожи, меряет пульс на запястье руки, слушает легкие, сердце тоже, смотрит на ногти и на белки. Доктор вздыхает: «Какая жалость!». Френсису ясно, он не дурак, в общем, недолго ему осталось – там то ли сифилис, то ли рак.
Месяца три, может, пять – не боле. Если на море – возможно, шесть. Скоро придется ему от боли что-нибудь вкалывать или есть. Френсис кивает, берет бумажку с мелко расписанною бедой. Доктор за дверью вздыхает тяжко – жаль пациента, такой молодой!
Вот и начало житейской драме. Лишь заплатив за визит врачу, Френсис с улыбкой приходит к маме: «Мама, я мир увидать хочу. Лоск городской надоел мне слишком, мне бы в Камбоджу, Вьетнам, Непал… Мам, ты же помнишь, еще мальчишкой о путешествиях я мечтал».
Мама седая, вздохнув украдкой, смотрит на Френсиса сквозь лорнет: «Милый, конечно же, все в порядке, ну, поезжай, почему бы нет! Я ежедневно молиться буду, Френсис, сынок ненаглядный мой, не забывай мне писать оттуда, и возвращайся скорей домой».
Дав обещание старой маме письма писать много-много лет, Френсис берет саквояж с вещами и на корабль берет билет. Матушка пусть не узнает горя, думает Френсис, на борт взойдя.
Время уходит. Корабль в море, над головой пелена дождя.
За океаном – навеки лето. Чтоб избежать суеты мирской, Френсис себе дом снимает где-то, где шум прибоя и бриз морской. Вот, вытирая виски от влаги, сев на веранде за стол-бюро, он достает чистый лист бумаги, также чернильницу и перо. Приступы боли скрутили снова. Ночью, видать, не заснет совсем. «Матушка, здравствуй. Жива? Здорова? Я как обычно – доволен всем».
Ночью от боли и впрямь не спится. Френсис, накинув халат, встает, снова пьет воду – и пишет письма, пишет на множество лет вперед. Про путешествия, горы, страны, встречи, разлуки и города, вкус молока, аромат шафрана… Просто и весело. Как всегда.
Матушка, письма читая, плачет, слезы по белым текут листам: «Френсис, родной, мой любимый мальчик, как хорошо, что ты счастлив там». Он от инъекций давно зависим, адская боль – покидать постель. Но ежедневно – по десять писем, десять историй на пять недель. Почерк неровный – от боли жуткой: «Мама, прости, нас трясет в пути!». Письма заканчивать нужно шуткой; «я здесь женился опять почти»!
На берегу океана волны ловят с текущий с небес муссон. Френсису больше не будет больно, Френсис глядит свой последний сон, в саван укутан, обряжен в робу… Пахнет сандал за его спиной. Местный священник читает гробу тихо напутствие в мир иной.
Смуглый слуга-азиат по средам, также по пятницам в два часа носит на почту конверты с бредом, сотни рассказов от мертвеца. А через год – никуда не деться, старость не радость, как говорят, мать умерла – прихватило сердце.
Годы идут. Много лет подряд письма плывут из-за океана, словно надежда еще жива.
В сумке несет почтальон исправно
от никого никому слова.

Давайте поговорим о великом...

  
  В общей картине цивилизации место каждого народа определяется количеством книг, которые он прочитывает.

Лабулэ Э.

А именно о книгах. Я всегда считал книги одним их величайщих достижений человечества. Я читал с самого детства. Мой папа читал книги взахлеб и я перенял у него эту черту. Я читал и читаю все. Главная черта книги, что бы я ее читал - интересность. Мне не важно, будет это художственно-историческая книга Пикуля, фентези Перумова или историческо-документальная Карпова. Главное - интересная. Я помню, что когда учился в СВУ, то редко когда в кармане штанов у меня не было книги. В библиотеке я был свой и библиотекарь советовалась со мной и еще парочкой таких же маньяков о том, какие книги закупить, когда на это выделяли деньги. Вы удивитесь как в кармане штанов может лежать нормальная книга? Очень просто. На х/б, в котором мы ходили, есть отличные карманы для магазинов на уровне нижней части бедра и в них отлично помещается практически любая стандартная книга. При это очень даже толстая. Так что раньше я читал очень много. Практически только художественную литературу. Сейчас, к моему сожалению, получается это делать реже. Значительно реже. Надо читать много технической литературы и программировать. Хотя я даже сейчас нахожу время для чтения.
С самого детства я больше всего балдел от сказок. Это то, что я люблю и до сих пор, но с поправкой на возраст - фентези. Сказки я читал даже в уже довольно сознательном возрасте, когда надо найти книжку, с которой можно посидеть, простите, в туалете. Часто такой книжкой были сказки братьев Гримм в старом мягком переплете, но от этого не менее любимая. В сказках всегд все заканчивается хорошо. Всегда добро побеждает зло. Фентези в этом аспекте пошли дальше. Так как книжки более взрослые, то и просто победа добра над злом уже мало кого удивит. Стали попадаться книги, где зло становится добрым. Например, одна из замечательных книг Ива Форварда "Злодеи поневоле" в качестве ГГ использует наемного убийцу, вора, темную колдунью, в хронике Стивена Браста "Влад Талтош" тоже главный герой наемный убийца. Но к этим злодеями нету никакой ненависти. Они выступают героями. Но что в этих книгах, что в стандартных фентези, где главный герой несокрушимый и правденый, что в старых добрых сказках - всегда ты знаешь, что все будет хорошо. Даже если ГГ умрет в конце или с ним произойдет что-то подобное, как в "Волкодаве" Марии Семеновой или "Летописи разлома" Ника Перумова, то это все равно воспринимается нами как нормальное завершение книги и оставляет чувство удовлетворения и радости от прочитанного.
Но не так давно я стал встречаться с совсем другим фентези. С тем, которое просто погружает тебя в пучину безысходности и тщетности всего. Когда отчаяние и какая-то беспросветная тоска накрывает всех персонажей книги. Когда света в ней практически нету. Когда нету ощущения, что все будет хорошо, а есть страх, что будет только хуже. 
Сколько я себя помню - я бросал недочитанной книгу два раза. Еще один раз я откладывал книгу на время, потом перечитывал сначала, потом опять откладывал и только в третий раз дочитывал до конца. Первой брошенной мной книгой была книга из детства. На "Ц" начиналось ее название. Какое-то сложно произносимое слово. Бросил в самом начале. Был видно мал для нее. Потом я бросил Пикуля "Каждому свое". Три раза начинал читать и 3 раза не дочитывал. Как-то она меня не цепляет, а через силу читать не хочется. 
Но когда я прочитал Робин Хобб и ее "Сагу о видящих" мой мир немного изменился. Тут победило добро, но какой-то просто ужасной ценой. Когда в конце книги ты не понимаешь - а вообще это хороший конец или плохой. Когда цена победы была столь велика, что ты после прочтения находишься в прострации и медленно к тебе приходит понимание, что время сказок прошло, что даже на фентези реальный мир стал накладывать свой суровый и неизгладимый отпечаток. Но все же эта книга была замечательно. Потом я узнал, что серия о Фитце Чивеле состоит из 9 книг, а не 3-х. И следующие 3 книги - это "Сага о живых кораблях". Я начал ее читать с большим вдохновением. Предварительно перечитав всю "Сагу о видящих". Но то, с чем я столкнулся в этой книге, было для меня как ударом по голове. Тут все просто пропитано безысходностью, горем и еще большими бедами, свалившимися на семью главных героев. Я смог прочитать только первый том. Через силу. Ко второму я так и не смог притронуться. Может я конечно очень "нежная скотина", но мне очень тяжело читать книги, в которых ты не видешь, что солнце вскоре выйдет из-за туч и что все будет хорошо. Хотя, наверное, я немного слукавил. Когда я читал эту книгу я все равно верил, что все будет в итоге хорошо. Не знаю почему, но я был в этом уверен. Хотя переносить все эти страдания бумажных героев и очень сложно для меня, поэтому я так и не прочел второй том. А потом наступило это...
Я прочитал Патрика Ротфусса и его "Имя ветра" и понял, что живые корабли - фигня. Там есть какая-то надежда на счастливый конец. Тут эта надежда просто убита, потому что ты знаешь чем все закончится. Ты не знаешь историю, но уже знаешь ее конец. И он совсем не веселый и не сподвигающий на подвиги. Когда вышел фанатский перевод "Страха мудреца" это ощущение только укрепилось. И несмотря на то, что книга просто до умопомрачения интересная, все это ощущение плохого конца постоянно давлеет над читателем. И от этого становится немного страшно за то, что же будет в конце. Может все таки автор придумал способ, что бы вернуть надежду, что бы опять разжечь огонь в сердце!
Книги - это отражение нашей реальности. Не важно фентезийные, фантастические или детективные. Автор придумывает, но чувства и поступки, которые он вкладывает в героев, опираются на реальный его опыт, его ощущения и мысли, которые неразрывно связаны с реальностью. И, наверное, такие тяжелые книги будут появляться все чаще, потому что жизнь нелегкая штука...
Сейчас я перечитывая "Имя ветра", потому что нашел нормальный перевод "Страхов мудреца" от Эксмо: [1], [2]. Ну и хочется еще раз пережить все эти ощущения, перед тем, как появится третья и заключительная книга серии.



Posted via LeechCraft Blogique.

Плохо быть программистом: Goodreads vs LiveLib

Сидел убивал время, выбирая какой из двух сервисов юзать для отметки прочитанного: livelib.ru или goodreads.com. Первый - русский, что удобно, так как читаю на русском. Второй - буржуйский, что не удобно по причине чтения на русском. Приходится добавлять овердохуя книг на русском. Добавлять лень, а нужно. А livelib русский с соответствующей проблемой - много школоты и прочего. В итоге только сейчас решил однозначно, что буду юзать. Это будет goodreads, потому что у него API есть октрытый, в отличие от и, я просто, в итоге, (наверное, когда-нибудь, может быть) запилю себе приложения под телефон и не буду юзать вебморду (это моя мечта - не юзать браузер вообще, максимум для поиска информации). Так что останусь на goodreads. Кто есть: постите в комментах свои профили - зафренжу.

Мой профиль: Я на goodreads.com

Cтих про меня и leechcraft

Вот какой стих выдал про меня участиник leechcraft@conference.jabber.ru Werkzeug

Магог зашел как-то в чат,
И увидел чей-то личкрафт,
"Кто твой отец, личкрафт?"
Спросил магог просто так.

"Дедфуд - папаша мой,
Мама - кило матана!"
"Дедфуд - папаша мой,
Мама - кило матана!"

Дедфуд весь обмазан матаном,
И с огромной ржавой пилой,
Он пилит ею личкрафты,
Поэтому вечно злой.

"Дедфуд - папаша мой,
Мама - кило матана!"
"Дедфуд - папаша мой,
Мама - кило матана!"

Довольно веселую шутку
С магогом сыграл дедфуд
Заставил его коммитить
Пилить плагин там и тут.


"Дедфуд - папаша мой,
Мама - кило матана!"
"Дедфуд - папаша мой,
Мама - кило матана!"