Category: образование

Category was added automatically. Read all entries about "образование".

Стучит или просто честный человек?

Как-то я прочитал очень интересную историю:

Микко, 10 лет, финн,

настучал на одноклассников

Его вчетвером избили одноклассники. Как мы поняли - избили не очень сильно, сбили с ног и настукали рюкзаками. Причиной было то, что Микко наткнулся на двоих из них, курящих за школой в саду. Ему тоже предложили курить, он отказался и тут же сообщил об этом учительнице. Она наказала маленьких курильщиков, отобрав у них сигареты и заставив мыть полы в классе (что нас само по себе поразило в этой истории). Микко она не назвала, но догадаться о том, кто рассказал про них, было легко.
Он был в полном расстройстве и не столько даже переживал побои, сколько недоумевал - разве о таких вещах не надо докладывать учительнице?!Пришлось объяснить ему, что у русских детей не принято так делать, напротив - принято молчать о таких вещах, даже если напрямую спросят взрослые. Мы были злы и на себя - мы не объяснили этого сыну. Я предложила мужу рассказать учительнице или поговорить с родителями тех, кто участвовал в нападении на Микко, однако, обсудив этот вопрос, мы отказались от таких действий. Между тем наш сын не находил себе места. "Но тогда получается, что теперь меня будут презирать?!" - спросил он. Он был в ужасе.Он был похож на человека, попавшего к инопланетянам и обнаружившего, что ничего не знает об их законах.А мы ничего не могли ему посоветовать, потому что ничто из предыдущего опыта нам не подсказывало, как тут быть. Меня лично злилаздеськакая-торусскаядвойная мораль - разве можно учить детей говорить правду и тут же приучать, что говорить правду нельзя?! Но в то же время мучили меня и какие-то сомнения - что-то мне подсказывало: не всё так просто, хотясформулировать это я не могла. Муж между тем думал - лицо у него было угрюмое. Вдруг он взял Микко за локти, поставил перед собой и сказал ему, сделав мне жест, чтобы я не вмешивалась: "Завтра просто скажи тем ребятам, что ты не хотел доносить, ты не знал, что нельзя и ты просишь прощенья. Они станут над тобой смеяться. И тогда ты ударишь того, кто засмеётся первым." "Но папа, они меняпо-настоящемуизобьют!" - захныкал Микко. "Я знаю.Ты будешь отбиваться и тебя изобьют, потому что их много. Но ты сильный, и ты тоже успеешь ударить не раз. А потом, на следующий день, ты снова повторишь то же самое и, если кто-то засмеётся, ты снова его ударишь." "Но папаааа!" - Микко почти взвыл, однако отец его оборвал: "Ты сделаешь так, как я сказал, понял?!" И сын кивнул, хотя на глазах у него были слёзы. Отец ещё добавил: "Я узнаю специально, был разговор или нет."
На следующий день Микко побили. Довольно сильно. Я не находила себе места. Муж тоже мучился, я это видела.Но к нашему изумлению и радости Микко, через день драки не было. Он прибежал домой очень весёлый и взахлёб рассказал, что он сделал так, как велел отец, и никто не стал смеяться, только кто-то буркнул: "Да хватит, слышали уже все..." Самое странное на мой взгляд, что с этого момента класс принял нашего сына совершенно за своего, и никто не напоминал ему о том конфликте.




Вот тут есть еще такие истории.

В ней меня заинтересовала мысль жены: "Меня лично злилаздеськакая-торусскаядвойная мораль - разве можно учить детей говорить правду и тут же приучать, что говорить правду нельзя?" и я не сразу нашелся, что бы ответить на нее, но очень быстро вспомнил замечательную трилогию Юрия Германа о докторе Владимире Устименко ("Дело, которому ты служишь", "Дорогой мой человек", "Я отвечаю за все") и в первой книге был как раз момент, который очень четко отвечает на ее незаданный вопрос. Там дети прыгали из окна и завуч вызвала тетю Владимира Аглаю для беседы и у них произошел такой диалог:

— Прыжки в окно — это шалость, — заговорила она, стараясь не нервничать. — Скверная, гадкая, но шалость. А вот что касается до беседы по поводу зачинщика этой шалости... Видите ли, Аглая Петровна, ваш племянник в весьма категорической и даже грубой форме отказался назвать зачинщика.
— Что в грубой — плохо, а что он не доносчик — хорошо, — глядя прямо в глаза завучу, сказала Аглая Петровна. — На человека, который в школе ябедничает, по-моему, в бою положиться немыслимо.
— Вот как?
— Да, вот как! — жестко произнесла тетка Аглая. — Впрочем, на этот счет существуют разные мнения. И это чрезвычайно жалко.
Она поднялась, плотная, розовощекая, с насмешливым взглядом черных узких глаз.
— Значит, откровенная беседа с учителем... — начала было Татьяна Ефимовна, но тетка Аглая прервала ее.
— Откровенная — это одно, а донос — другое. Донос, ябеда, наушничество всегда отвратительны. Вам следует добиваться того, чтобы ваши школьники резали в глаза друг другу правду, а не сообщали бы вот тут, в вашем кабинете, некие сведения только вам... До свидания!

Я думаю, что тут не нужны дополнительные комментарии. Это как с улыбками: мы редко улыбаемся и иностранцы считают нас грубыми из-за этого, но это потому, что мы по натуре своей не любим выражать чувства, которые не испытываем. Если нам радостно - мы улыбаемся. Если нет, то нет. Вот и тут. подобная ситуация.

Подведу итог вот чем: если ты учишься на врача, или может ты уже врач, то прочти эти 3 книги. Они замечательны и так же, как я советую всем тем, кто будет работать с детьми, читать Антона Семеновича Макаренко и его "Педагогическую поэму", так и всем врачам я советую читать эту книгу, потому что образ врача в ней можно смело брать за образ, к которому стоит стремиться в жизни.
Я кончил ;-)

Posted via LeechCraft Blogique.